Как открыть парикмахерскую и салон красоты для детей

Неизвестно, подхватит ли население очередной новогодний призыв президента «плодиться и размножаться», но главы уже нескольких регионов объявили 2007-й «годом ребенка», выделив бюджеты на создание инфраструктуры.

Несмотря на все успехи в развитии потребительского рынка, эта самая инфраструктура у нас все еще находится в зачаточном состоянии. Повсеместно обнаруживаются провалы и дыры: очереди в детских поликлиниках, острая нехватка стоматологии «без боли» и с дружелюбными врачами… Малышам негде поиграть, пока родители нагружают тележку в супермаркете, а уж хорошо постричь ребенка — задача и вовсе неразрешимая… Предприниматели, рискнувшие заполнить этот сервисный вакуум, получат пусть и не сверхдоходный, но вполне стабильный бизнес.

Два года назад салон красоты «Виртуаль» одним из первых в столице предложил парикмахерские услуги для детей в торгово-развлекательном комплексе «XL» на Дмитровском шоссе. Вот первый подстриженный малыш слезает с синего автомобильчика, а следующий тем временем уже штурмует желтый экипаж. Пока ребенок увлеченно крутит руль или смотрит мультик — и при этом почти не вертится, — мастер аккуратно делает свою работу, а директор салона Наталья Морозова рассказывает об особенностях этого бизнеса:

— Детский зал появился в июле 2005 года и довольно быстро стал популярным. Нередко родители едут к нам специально, узнав, что в салоне есть специальные кресла и опытные мастера.

— А почему не рискнули открыть исключительно детский салон?

— Не думаю, что это рентабельно. По крайней мере, в нашем формате, то есть в торговом центре с высокой арендной платой. Дело в том, что цена детской стрижки вдвое ниже, чем взрослой, а работы, как видите сами, столько же.

Малыш в кресле засмотрелся на вечный бой Тома и Джерри и не слышит уговоров мастера опустить голову. Но вот мультяшные герои заключили короткое перемирие — и клиент снова замирает, позволяя парикмахеру завершить начатое.

— Да, работы столько же. Если не больше, — соглашаюсь я.

Светлана Марина решила открыть свой детский салон как раз после безуспешных попыток подстричь собственного ребенка. Однако постепенно идея трансформировалась в более масштабный проект. А что если выкупить в собственность помещение площадью этак в 300–400 квадратных метров и создать детский мини-клуб, ключевым элементом которого как раз и станет парикмахерская? Тут же, рядом, игровая комната и детское фотоателье — с костюмами и компьютерной графикой, а также небольшое кафе.

Окупить проект предпринимательница надеется через полтора года — при условии, что в день салон будут посещать хотя бы 15 человек в будни и 20–25 — в выходные, то есть всего около 500–600 детишек в месяц. По рыночным меркам это достаточно много; чтобы создать такую проходимость, придется постараться. Впрочем, Светлана верит в успех.

Цифры же говорят вот что. Потенциальный объем «детского» рынка парикмахерских услуг и салонов красоты, по мнению аналитиков, не превышает в России одного миллиона долларов. «Дело в том, что более активно развиваются не специализированные, рассчитанные только на детей, а семейные парикмахерские, занимающие более широкую нишу», — говорит Сергей Фильченков (ИК «Финам»). Однако потенциал для развития сугубо детских парикмахерских, по словам экспертов, все-таки есть, вот только оценить его не просто. В стране пока не более сотни подобных предприятий, а обобщенные данные и статистика, разумеется, отсутствуют. Зато ожидается, что в условиях роста рождаемости и доходов населения количество таких заведений может вырасти в сотни раз.

За границей салоны «только для детей» с соответствующим оборудованием и оформлением легко обнаружить повсюду — от Лондона до Иордании, а в США продается дюжина франшиз на детские салоны, среди которых Kids Cuts, Sweet&Sassy, Pigtails&Crewcuts. Почему же российские предприниматели, чуткие к западному опыту, до сих пор не скопировали столь выгодный формат?

— В «Персоне» есть зарегистрированный брэнд Persona Baby Lab. Но, на мой взгляд, полноценно развивать этот формат еще рано, — убежден Игорь Стоянов, владелец крупнейшей в стране сети салонов красоты «Персона». — Рынок парикмахерских услуг растет, но он сильно переоценен, ожидания слишком «перегреты». А все потому, что не сформирован средний класс. Судите сами, о каких специализированных салонах можно говорить, пока страна моет голову шампунем «два в одном»?

Здесь нужно заметить, что Игорь Стоянов отнюдь не относится к предпринимателям консервативного толка. И вовсе не противник экспериментов. Первое кафе-парикмахерская в России — его детище. Так же, как и демократичная сеть PersonaFamily, ориентированная на семейное посещение (формула «родители плюс дети»). Дети, кстати, в общем потоке посетителей составляют стабильные 20–30%.

Развитие услуги тормозит уже не столько материальное положение россиян, как может показаться на первый взгляд, сколько менталитет. «Родители просто не задумываются о том, что ребенка нужно водить к детскому парикмахеру, как к детскому доктору», — сетует Елена Бурыхина, директор детского салона «Карусель» в Санкт-Петербурге.

Признаем: 80% парикмахерских и салонов красоты для взрослых в принципе готовы стричь детей. Мастер–универсал, подушка на кресло, расценки на стрижки вдвое ниже тарифов для взрослых — и пожалуйста… И на первый взгляд кажется, что такого сервиса вполне достаточно. «К чему они нужны, эти детские салоны красоты? Что там стричь, у ребенка-то?!» Примерно так рассуждают папы и мамы. И ведут ребенка в ближайшую к дому парикмахерскую. А в результате в лучшем случае получают отказ (многие мастера не хотят и не умеют возиться с детьми), в худшем — истерику и стойкий страх малыша перед человеком с ножницами.

Общеизвестно: далеко не каждый ребенок способен высидеть неподвижно 30-40 минут на «взрослом месте». Как минимум, требуется дружелюбный интерьер, удобное кресло и специально обученный мастер. Малышня боится машинки, ножниц, фена, незнакомых людей… Но родителям зачастую важен лишь результат.

— В итоге получается, что развитие услуги упирается в отсутствие спроса, — поясняет Игорь Стоянов. — Мне вот, например, очень важно, как выглядят мои дети. И то, как их стригут. Но таких, как я, в России пока, к сожалению, единицы.

— Дело не в незрелости рынка. Дело в головах родителей! В развитых странах отношение к детям совершенно иное, — согласна Елена Бурыхина. — В Швеции, Финляндии к ним относятся, как к цветам, как к будущему страны. И все знают, что в детей нужно вкладывать — силы, энергию, деньги, наконец. У нас же такое понимание лишь декларируется. Общий интеллектуальный уровень родителей недостаточно высок, чтобы понять: дети должны обслуживаться с тем же отношением, что и взрослые. Очень жаль…

Возможно, именно так все и обстоит. Однако в такой ситуации есть два пути: сожалеть, что у нас такая страна, такой рынок, такая клиентура, или придумать, как успешно работать в подобных условиях. И, строго говоря, второе куда ближе предпринимательскому духу, чем первое.

Высокий порог для маленьких ног

Детская парикмахерская в деталях:

  • Объем инвестиций: от 70 (в регионах) до 250 (в столице) тысяч долларов.
  • Форма собственности: не имеет значения.
  • Срок окупаемости: от полутора до двух лет.
  • Документы: разрешения Роспожнадзора, СЭС.
  • Аудитория: первая стрижка, как правило, от года до полутора. Дошкольники составляют около 60%, 35% — школьники, около 5% — от двух месяцев до полутора лет.
  • Услуги: стрижки, праздничные укладки, нейл-арт, фейс-арт, визаж, обучающие курсы.
  • Доходы: рентабельность бизнеса составляет 20-30%. Оборот — около 4-5 тысяч долларов при потоке в 200-300 детей в месяц и цене стрижки не менее 10 долларов.
  • Средства продвижения: вывеска, акции на местах, партнерские программы с развлекательными центрами.
  • Требования к помещению: согласно СНиП, не меньше 80 квадратных метров.
  • Персонал: шесть мастеров посменно, администратор, уборщица.

Стартовые инвестиции на запуск салона (не «подвального», разумеется, типа) площадью около 80 квадратных метров с двумя рабочими креслами эксперты оценивают в 50–70 тысяч долларов. А в столице эту сумму можно смело утроить (около 250 тысяч). Кроме того, известно, что первоначальные инвестиции на открытие специализированной парикмахерской превышают затраты на запуск универсальной в том же ценовом сегменте. Причина банальна: трудно купить детское оборудование, так что многие вещи приходится делать на заказ.

В то же время президент Гильдии профессионалов индустрии красоты Олег Зверев уверен, что детский формат, напротив, позволяет сэкономить значительную сумму. Ведь вам не понадобится дорогостоящее косметологическое оборудование и медицинская лицензия.

Для старта необходим стандартный для «красивого» бизнеса пакет документов. Больше никакой специфики, разве что обязательное требование иметь детские кресла. Кроме того, поскольку услуга для российского рынка относительно нова, придется поискать специализированную мебель, оборудование и детскую косметику.

— Вот эти автомобильчики мы покупали на рынке, — признается Наталья Морозова («Виртуаль») и показывает на детские «кресла», — а затем сами переделывали их. Потом по нашим эскизам художники украшали стены. Обратите внимание, напротив ребенка нет зеркала. И это неспроста: часто дети пугаются отражения — своего, мастера, — да и вообще лучше не фиксировать их внимание на самом процессе. Поэтому на уровне глаз ребенка обычно находится телевизор, подключенный к DVD–проигрывателю.

Кроме того, пионерам рынка модельной детской стрижки придется искать правильные раковины. И, скорее всего, поиск закончится ничем, так что придется приспосабливать взрослое оборудование. А вот заказать мебель под такой проект сегодня уже не сложно: на рынке достаточно специализированных фирм, способных поставить то, что нужно. «Цена вопроса — 400 долларов за квадратный метр», — коротко поясняет Александр Ходаков, консультант по созданию салонов красоты «с нуля».

В детской парикмахерской необходимо создать необычный интерьер, здесь должно быть много объектов, вызывающих детский интерес: птички в клетках, аквариум с рыбками, живущие своей жизнью «мобили».

Особое внимание владельцам детских парикмахерских придется уделять персоналу. Успех в этом бизнесе напрямую зависит от квалификации мастеров, от атмосферы, которую создадут люди, работающие в салоне. Между тем детских мастеров в стране никто не готовит, так что нанимать наверняка придется мастеров-универсалов, которые предрасположены к общению с маленькими клиентами (вполне субъективная оценка, естественно!)

Количество мастеров, согласно действующим санитарным нормам, прямо зависит от площади помещения. На 80 метрах обычно работают от трех до шести мастеров, в зависимости от дня недели (в будние дни, когда детей мало, хватает и одного). А вот Светлана Марина планирует открыть салон покрупнее: на 400 метрах детишек и родителей будут обслуживать 15 человек (в смену), фактически общий штат будущего салона составит 30 человек.

Елена Бурыхина («Карусель») уверена: любой бизнес, ориентированный на детей, вообще немыслим без идеологии уважительного, предупредительного общения взрослого с ребенком на равных. Чем опытнее мастер, тем ему легче стричь детей. Обычно он обучает менее опытных парикмахеров.

Вообще, ни одного мастера «запустить» к детям напрямую нельзя. Сначала нужно посмотреть, что он умеет делать, попробовать.

«Одного умения стричь красиво здесь недостаточно, — соглашается Игорь Стоянов. — Мастера должны быть внимательными, находить общий язык с малышом — у нас они проходят в школе стилистов «Персона» специальный курс психологии общения с детьми». В московском салоне «Виртуаль» и в питерской «Карусели» парикмахеров–мастеров также обучают психолого-педагогическим навыкам. На тренингах они получают базовые знания по детской психологии, общению с детьми, обсуждают сложные ситуации. В «Карусели», кроме того, роль аниматора играет администратор. Он отвлекает детей, читает книжки, предлагает игрушки — в общем, помогает расслабиться. Мастера тоже умеют это делать, но работа в паре всегда лучше, стрижки-укладки получаются качественнее.

Процентов пять от клиентов «Карусели» — это дети, которых не удается постричь в первое посещение. «С такими родителями мы беседуем, они к нам приходят несколько раз — привыкают», — рассказывает Елена Бурыхина.

Маленькие — по пять, большие — по три

Детские парикмахерские, по мнению Сергея Фильченкова («Финам»), имеет смысл открывать в крупных городах (от 500 тысяч жителей), причем в тех районах, где налицо высокий рост рождаемости. Проще говоря, первым делом следует проанализировать демографическую ситуацию. Полученные данные станут ответом на многие вопросы, и прежде всего — о размещении салона.

«У нас бывает 200–300 детей в месяц, — говорит Наталья Морозова («Виртуаль»). — Люди приезжают в торговый центр и заходят к нам. Кроме того, за соседней дверью — развлекательный комплекс для детей Star Galaxy, совместно с которым «Виртуаль» разрабатывает партнерские программы. Родителям так проще мотивировать малышей на стрижку: сначала пострижемся, потом поиграем.

Торговый центр — беспроигрышное место для такого детского салона, особенно если рядом находится развлекательный центр — место притяжения малолетних посетителей. Не случайно «Виртуаль» «живет» в ТЦ, а две точки «Карусели» — в торгово-развлекательных комплексах.

Высокие арендные ставки в торговых центрах — плата за быструю популярность и возможность привлечь готовую аудиторию. Но плата эта в большинстве из них настолько высока, что парикмахерская рискует работать на грани рентабельности. Конечно, открыть детскую парикмахерскую можно и не в торговом центре, а рядом со школами и детскими садами, прогулочными парками. «Вот только весь вопрос в том, будет ли она успешна», — сомневается хозяйка детской парикмахерской «Карусель» Елена Бурыхина.

В среднем окупаемость детских проектов составляет от полутора до двух лет. В салоне для маленьких рентабельность априори ниже, чем в «большом». «Мы главным образом стрижем детишек. Салоны для взрослых окупаются за счет более дорогостоящих, а следовательно, прибыльных услуг: окрашивания, сложных причесок, завивки, лечения волос», — поясняет Елена Бурыхина экономику своего бизнеса.

Собственно, парикмахерские услуги низкорентабельны и во всех салонах, за исключением разве что премиального сегмента. «На стрижках салоны зарабатывают копейки — и будут с ужесточением конкуренции и ростом рынка зарабатывать еще меньше», — категоричен Игорь Стоянов («Персона»). Значит, чтобы не «погореть» на стрижках, нужно непременно расширять спектр услуг. Именно так поступила хозяйка питерской «Карусели», открыв курсы визажа для юных модниц. Сегодня салон зарабатывает на этой услуге около тысячи долларов в месяц.

Наиболее перспективными участники рынка называют три направления — так называемые спортивные укладки (фигуристы, танцевальные коллективы и т. п.), детскую косметологию (порезы, бородавки и прочие проблемы с детской кожей), а также маникюр, педикюр и детский нейл-дизайн (стразы, блестки на ногтях). Кроме того, эксперты советуют обратить внимание на пакетные услуги для выпускников детских садов и школ.

Классический салон тратит на рекламу примерно 10% от оборота, однако в специфическом детском сегменте можно обойтись и без прямых вливаний, хватит правильного расположения и яркой вывески.

— Поскольку за нами нет ни денег «мужей» или инвесторов, ни связей, развитие происходит очень медленно. Средств на рекламу не хватает, поэтому главный наш инструмент — вирусный маркетинг. Получить первых клиентов достаточно трудно: родители не приучены стричь детей в парикмахерских. Зато потом, немного привыкнув, клиенты начинают приводить своих знакомых, — говорит Елена Бурыхина.

Сезонность, которой обычно подвержен парикмахерский бизнес, здесь не так ярко выражена. Летом родители с детьми посещают действующие салоны достаточно активно. Единственный спад — начало августа, а в конце августа и в конце мая готовьтесь к всплеску и проблемам с очередями.

Прямых налоговых льгот для салона, оказывающего услуги детям, к сожалению, ждать не стоит. Зато можно рассчитывать на неожиданные бонусы.

— Правительство, узнав о том, что мы стрижем детей и подростков, предложило бесплатно принять участие в конкурсе по парикмахерскому искусству в номинации «Детские стрижки», — делится опытом Наталья Морозова («Виртуаль»).

К слову, франшиз на этом молодом рынке пока нет, поэтому у того, кто грамотно спроектирует бизнес, есть все шансы стать первым франчайзером и получать дополнительный доход от продажи франшиз.

Салон-парикмахерская для детей
+ ЗА

Детский салон красоты «Карусель» в Санкт-Петербурге стартовал пару лет назад, а сегодня открылась уже его вторая точка. Это достаточно успешный нишевый проект, и, как показывает наша практика, рынок свободен. В этом бизнесе не заработаешь сумасшедших денег, он не такой прибыльный, как обычный салон красоты, зато ниже конкуренция. На мой взгляд, без специальных знаний детской психологии владельцу или управляющему не обойтись: для ребенка нужно создавать особую среду, с ним надо уметь общаться.

Елена Бурыхина,
детский салон красоты «Карусель»

— ПРОТИВ

Специализированная парикмахерская, рассчитанная исключительно на детскую аудиторию, на мой взгляд, — рискованный бизнес, повышенная опасность. Вы делаете ставку только на детвору, отсекая остальные 80% посетителей универсальных салонов. На Западе водить детей в детский салон — нормально, это проявление многолетней привычки.

У нас же эту услугу придется активно рекламировать, убеждая родителей, формируя клиентуру.

Олег Зверев,
Гильдия профессионалов индустрии красоты

Смотрите также:

 

Автор текста: Екатерина Чинарова (Бизнес-журнал)