Как открыть производство пончиков

Все чаще изрядно подзабытые реалии советского прошлого воспринимаются с легким оттенком ностальгии, на которой порой можно заработать. Несомненное преимущество современных пышечных — в неповторимой оригинальности и особой ауре этих заведений, способных привлечь многочисленных клиентов.

Гастрономическая карта города порой не менее примечательна, чем культурная или историческая. Вкусовые пристрастия могут многое рассказать об истории города, о нравах горожан, о культурных традициях и даже об устойчивости государственного строя. Известный писатель-путешественник Петр Вайль, повествуя о разных странах в своей книге «Гений места», обязательно упоминает об особенностях национальной кухни. Культура плавно перетекает в гастрономию, а гастрономия — в географию. Современные путеводители знакомят туристов с культовыми ресторанными заведениями Руана, Мадрида, Парижа: здесь обедал Флобер, здесь пил Хемингуэй, а здесь бывал Тулуз-Лотрек.

Мода на восточную кухню, обилие гламурных ресторанов, кафе и сетевой фаст-фуд изменили облик обеих российских столиц, сведя на нет различия в общепитовской сфере вечно соперничающих городов. Дежа-вю может настигнуть любого петербуржца или москвича поколения next, который зашел перекусить в «Крошку-Картошку» или выпить кофе в «Кофе-Хаус». У таких заведений нет особой ауры, постоянных посетителей и внегастрономического контекста. Оригинальность и неповторимость все реже встречаются в стране победившего франчайзинга.

Поколение past

Для питерского, ленинградского поколения past, которое застало пышное увядание советской империи, «места общественного питания», напротив, стали символами ушедшей эпохи. Слова «Лягушатник» и «Пингвин» были паролем еще десять лет назад, а выпить в знаменитом «Сайгоне» стремилась творческая богема всей страны. И хотя в модном сегодня «Штолле» пекут очень вкусные пироги, петербуржцы до сих пор с ностальгией вспоминают «Русские самовары» на Садовой и непритязательную «Минутку» на Невском, где студенты килограммами поглощали дешевые пирожки.

Посреди всего этого великолепия пышечные держались особняком. Стойкий запах горящего масла не отбивал у многочисленных покупателей не менее стойкого желания отведать золотистую пышку с хрустящей корочкой. Мягкое, чуть кисловатое тесто пахло дрожжами и оставляло на губах жирные следы, а на носу и пальцах — следы сахарной пудры. Два несомненных плюса пышек — это сытность и дешевизна (штука стоила пять копеек). При этом сохранялось ощущение «выхода в свет»: родители приводили в пышечную детей, молодые люди — своих возлюбленных, здесь шумели веселые студенческие компании и сплетничали после работы сослуживцы.

К пышкам обязательно подавали кофе с молоком, которое приносили из кухни в ведре и выливали в электрический кипятильник (в простонародье это называлось «бочковой кофе»). Сами пышки порциями выносили на подносе, который моментально опустошался. Чашки без ручек, нарезанная оберточная бумага в качестве салфеток, отсутствие скатертей и бабушка с тележкой для грязной посуды вместо официантки — вся эта непритязательная эстетика советского общепита не отпугивала посетителей. По рассказам старожилов, очереди за пышками достигали нескольких десятков метров. Так, например, в самую популярную ленинградскую пышечную на улице Желябова (сейчас — Большая Конюшенная) народ стоял от ДЛТ (Дома ленинградской торговли).

— Спрос на нашу продукцию и сейчас очень высокий, несмотря на то что ДЛТ уже второй год закрыт на ремонт и поток покупателей заметно уменьшился, — говорит Евдокия Храмцова, гендиректор одной из старейших пышечных Петербурга «Желябова, 25». На посещаемость «исторических» пышечных, помимо их месторасположения, влияет и другой фактор — ностальгия. «Люди специально с другого конца города к нам едут именно пышек поесть, а наши заграничные соотечественники — из Израиля, Германии, Америки — бывают у нас в каждый свой приезд и благодарят за то, что мы есть. Ведь мы торгуем на этом месте уже 45 лет, и вкус у пышек остался прежним», — продолжает Евдокия Храмцова.

Для «возрастного» контингента пышечная сродни машине времени: «Это важно, потому что это память города. Для одних — воспоминание о бедных, но счастливых временах студенчества и юности. Для меня — детство, коньки зимой в ЦПКиО — и потом обязательно заехать на Желябова в «Пышечную», — вспоминает журналист «ТРК Петербург» Александр Каренников.

Поэтому весьма плодотворной может оказаться идея превратить «исторические» пышечные в «музеи советского общепита»: интерьеры в «советском стиле» с реальными предметами быта 60–70-х годов будут греть душу постоянным клиентам и привлекать молодежь своей экзотичностью.

Бизнес-план производства пончиков
  • Описание бизнеса. Закусочная с продажей пышек (Толковый словарь Ожегова).
  • Инвестиции. Стартап — от 250 тысяч рублей при условии наличия собственного помещения.
  • Помещение. Подсобное помещение от 6 кв. м плюс торговый зал от 40 кв. м на 3–5 столиков (со стульями или без). Электрическая мощность — не менее 10 кВт. Желательно не арендовать, а выкупить недвижимость.
  • Сертификаты и лицензии. Не требуются.
  • Оборудование. Занимает в среднем 6 кв. м. Цена: планетарный миксер — 40 000–66 000 рублей; расстоечная камера — 21 000–47 000 рублей; пышечный аппарат — от 21 000 рублей (полуавтомат с производительностью 200 штук в час) до 85 000 рублей (полный автомат с производительностью 600 штук в час); фритюрница — около 13 000 рублей; вентиляционное оборудование — от 8 000 рублей (в зависимости от занимаемой площади).
  • Персонал. От 2 до 7 человек в смену (возможно, без специального образования) в зависимости от помещения и объемов производства.
  • Клиенты. Студенты, школьники, пенсионеры, туристы и все-все-все!
Голод — ничто, статус — всё

В отличие от пельменных и рюмочных, пышечные как класс пережили тяжкое время разброда и шатаний постсоветского общепита. И выжили на отдельно взятом пространстве Санкт-Петербурга. Сегодня в Северной столице около 60 специализированных пышечных. Цифра эта постоянно меняется, поскольку старые пышечные, знакомые питерцам с детства, исчезают, а новые появляются.

Все участники рынка говорят в один голос: тенденция к сокращению количества закусочных связана не с тем, что они не выдерживают конкуренции, а с постоянным ростом арендной платы. Так, исчезли пышечные на Московском проспекте, у Финляндского вокзала, на улице Лебедева, у Нарвских ворот. Статус занимаемого помещения — первый по степени важности вопрос для тех, кто собирается входить в этот бизнес. Несмотря на то что наценка на продукцию составляет 100% и более, пышечное производство — отнюдь не сверхприбыльное, и одно неверное решение может стать последним. «Здесь не может быть двух мнений, — считает Александр Егоров, директор ООО «Модус», в течение 14 лет возглавлявший одноименную пышечную. — Если вы собираетесь торговать пышками, недвижимость должна быть у вас в собственности».

Что ж, основания для таких утверждений есть — полтора года назад в Петербурге были введены новые коэффициенты определения арендной платы. В большинстве случаев цены выросли не в полтора, не в два и даже не в три — в четыре-восемь раз! По оценкам общественных бизнес-организаций, до 70% малых предприятий либо уже закрылись, либо готовятся к ликвидации своего бизнеса.

Пышечная на Большой Конюшенной — чуть ли не единственное заведение, которое арендует помещение у города. Сегодня это предприятие работает только благодаря личному заступничеству губернатора Валентины Матвиенко. «Комитет по управлению государственным имуществом (КУГИ) Центрального района заключил с нашим предприятием договор в 1992 году на 15 лет с пролонгацией. В январе 2007-го пришло дополнительное соглашение с увеличением арендной платы задним числом — с января 2006 года. В апреле мы получили уже отказ от продления аренды», — рассказывает Евдокия Храмцова. Оказавшись в безвыходном положении, работники пышечной пожаловались губернатору в прямом эфире передачи «Диалог с городом» (от 9 июня 2007 года), и Матвиенко пообещала сохранить «Пышки», где сама любила бывать в студенческие годы.

Пышечная: Pro

Торговля пышками может приносить прибыль. Нужно только грамотно организовать дело. Выбрать место с повышенной проходимостью, добавить в ассортимент другие наименования фаст-фуда — блины, пирожки с разными начинками, возможно — салаты, котлеты. В напитках тоже должно быть разнообразие: помимо традиционного растворимого кофе со сгущенкой и морса, на ура идут молочные коктейли.

Единственное, чего ни в коем случае нельзя делать с пышками, — так это продавать их в качестве алкогольной закуски. Капля алкоголя убивает пышечную — в этом сходятся все предприниматели. Дешевый алкоголь (а за дорогой выпивкой глупо идти в закусочную) плюс дешевая закуска дают на выходе что? — правильно, распивочную. И тогда традиционный контингент пышечных — бабушки с внуками, учащиеся, покупатели торговых комплексов и жители микрорайона — просто разбегутся.

Светлана Кырченкова, ООО «Пышка-мышка»

Места надо знать

Пышки не потеряли своей актуальности. «Спрос на пышечное оборудование небольшой, но стабильный — где-то одна-две продажи в месяц», — констатирует Максим Гончаров, менеджер по продажам ООО «Торговый проект».

Плодящиеся на глазах потенциальные конкуренты — многочисленные блинные и пирожковые павильоны, «Макдоналдсы» и «Блин-доналдсы», — разумеется, уменьшили поток покупателей. «К сожалению, вкусы во многом формирует реклама, — сетует Евдокия Храмцова, — и дети бегут в «Макдоналдс». Однако если у школьника или студента неважно с финансами, он все-таки предпочтет утолить голод в пышечной за чисто символическую цену (пышка — от пяти рублей, кофе — от десяти). Поэтому владельцы стараются разместить свои закусочные рядом с институтами, школами, музеями, кинотеатрами, торговыми центрами и другими заведениями, обеспечивающими большую проходимость.

Идеальным в этом отношении будет открытие пышечной у метро. «Мы работаем на Сенной площади уже пять лет, — говорит администратор закусочной «Пышка-мышка» Светлана Кырченкова. — К плюсам нашего месторасположения относится не только близость к метро, но и то, что рядом — Сенной рынок, где ежедневно бывает масса народа. Мы работаем с восьми часов, и наш утренний контингент — офисные работники, которые перед работой не прочь пропустить чашечку кофе с пышкой. Во время каникул набивается куча детей, которые едут в центр на экскурсии. А в белые ночи мы оккупированы туристами, среди которых встречаются и иностранцы, забредшие к нам в поисках исконно-посконной русской еды».

Другой вариант — пышечная в спальном районе, расположенная на первом этаже жилого дома. Людей вокруг много, большинство покупателей — постоянные клиенты. «Мои покупатели — это мои соседи, — говорит Константин, владелец пышечной в Приморском районе. — Они знают, что я их не отравлю, не обману. Продукты дорожают с каждым днем, но если я увеличу стоимость пышки хотя бы на 50 копеек, соседи обидятся».

Однако потенциальные покупатели, живущие в том же доме, где находится «Пышечная», чаще всего становятся основным источником головной боли предпринимателя. «Я уже привык, что к нам несколько раз в месяц приходят проверяющие из различных организаций, куда поступили жалобы на работу нашей закусочной: на шум, запах, на «толпы людей у подъезда», — рассказывает Константин. — Комиссия, как правило, не находит никаких нарушений, но жалобы не прекращаются. Это настоящая классовая борьба: порой бабушки, которые пишут эти жалобы, хотят извести не лично меня, а частный бизнес в принципе. Подобные жалобы поступают на находящийся в том же доме ломбард, магазин одежды, аптеку. Но малым предпринимателям некуда идти: отдельно стоящее помещение — это просто нереально, коммерческая же недвижимость в новостройках — очень дорого. Поэтому малый бизнес «выжимает» первые этажи старого фонда, которые, конечно, мало приспособлены для ведения торговли».

Пышечная: Contra

Я работал в этом бизнесе 14 лет — с 1981 по 1995 годы, моя пышечная была очень популярна в Петербурге, но я вынужден был ее закрыть. Два года назад помогал открывать пышечную своему товарищу. Она продержалась ровно год. Это связано с несколькими факторами. Во-первых, очень дорогая аренда, которая и съедает большую часть доходов. Остальное «доедают» налоги, коммунальные платежи, накладные расходы. В результате — очень маленький «выхлоп». Во-вторых, основные ингредиенты, из которых состоит пышечное тесто — мука, жир, дрожжи, — сегодня в большинстве случаев не соответствуют ГОСТам. В советское время я был уверен в том, что покупаю, а сейчас — нет. Соответственно, вкус и консистенция получившейся пышки могут измениться до неузнаваемости.

А приток покупателей зависит прежде всего от того, вкусная у тебя продукция или нет.

Александр Егоров, директор ООО «Модус»

Донатсы или пышки?

Определившись с формой собственности и размещением пышечной, необходимо закупить оборудование и ингредиенты для приготовления пышек. «Пышка — российский национальный продукт, — говорит Максим Гончаров («Торговый проект»). — Только в России пышки готовятся из дрожжевого теста, и российские аппараты к этому приспособлены. Американские пончики называются донатсы — их готовят из специальных сухих смесей, в которых нет дрожжей, поэтому пышечные аппараты иностранного производства, используемые российскими предпринимателями, часто ломаются, если не применять готовые смеси».

Однако в этом случае вкус пышек будет совершенно иным: получатся донатсы, которые полагается есть в холодном виде, как пирожное. Их покрывают глазурями и обсыпками, начиняют кремами и джемами, изюмом и орехами. Все это мало напоминает российскую пышку, которую надо есть горячей: ведь через час после приготовления она превращается… нет, не в тыкву, конечно, но в нечто совершенно не аппетитное.

— Хотя ингредиенты у российских производителей вроде бы одни и те же — дрожжи, жир, мука, молоко, яйца, сахар и т. д., — вкус пышки у каждого получается свой. Поэтому человеческий фактор очень важен, — говорит Светлана Кырченкова. — Покупатели нередко спрашивают: а кто у вас сегодня делает пышки? И идут на «своего» повара.

Несмотря на кажущуюся простоту продукции, здесь есть место эксперименту. Пышки бывают сметанные, лимонные, шоколадные, пасхальные, картофельные, с изюмом, с начинками и т. д. В качестве обсыпки можно использовать сахарную пудру, кокосовую и шоколадную стружку, орехи. Хотя главное тут — не переборщить. Кулинарные изыски в фаст-фуде вместо желаемого результата могут привести ровно к противоположному — к краху заведения, поскольку превратятся в тормоз производства. «Для каждого вида пышек нужно отдельно готовить тесто, а потом держать его где-то, поджидая покупателя, которому захочется именно пышек с изюмом. Долго опарное тесто не простоит, тем более для него нужно найти место. В итоге — много треволнений, а прибыль небольшая», — поясняет Светлана Кырченкова.

Технологические процессы на кухне должны быть разбиты на отдельные простые операции и строго регламентированы. Такой промышленный подход превращает неквалифицированных сотрудников, которые, как правило, работают в пышечной, в профессионалов и гарантирует стабильное качество продукции. Четкий контроль и эффективность массового производства позволяет минимизировать себестоимость пышки, что сразу же скажется на цене. Даже если вы будете продавать пышки на рубль дешевле конкурента, покупателей у вас прибавится.

Пышка vs. Пончик

Когда в питерских пышечных покупатели с характерным акцентом просят: «Пять пончиков, пожалуйста», — продавцы презрительно цедят сквозь зубы: «Нет в ассортименте!» А очередь ухмыляется, пока какая-нибудь добрая душа не просветит растерявшегося покупателя: «Это у вас в Москве пончики, а в Петербурге — пышки!»
Споры о том, как правильно называть круглое золотистое колечко из дрожжевого теста, которое жарят в большом количестве кипящего жира, посыпают сахарной пудрой и едят горячим, не утихают и по сей день. Причины этого нужно искать отнюдь не в бытовой, а скорее в культурологической плоскости. Противостояние двух столиц вот уже четвертый век не дает покоя их обитателям: Москва и Петербург всегда кичились своей самостью и не желали переходить на язык «противника».

Автор: Саида Данилова
Опубликовано в Бизнес Журнале 14 выгуста 2007