Бизнес план фермерского разведения страусов

Страусоводство, или фермерское разведение страусов, практиковалось издавна. Второе рождение отрасль пережила в 80-е годы XX века, тогда низкокалорийное мясо страуса вошло в моду.

Черные африканские страусы, а только таких питомцев держат сегодня в загонах предприниматели, способны существовать в северных условиях и относительно легко переносят зиму — оказывается, их иммунная система высокоадаптивна. Все это привело к тому, что потенциально перспективный и долгосрочный агробизнес несколько лет назад попал в Восточную Европу и Россию.

Сегодня в нашей стране действует уже несколько довольно успешных ферм по разведению страусов. И они не ограничиваются производством птиц, а занимаются еще и продажей мяса, яиц, кожи, перьев. Даже проводят экскурсии. Кстати, многие участники рынка утверждают, что места для «новичков» здесь еще вполне хватает.

И Африка им не нужна

Чтобы разобраться в хитросплетениях этого бизнеса, мы отправились в две крупные и вполне успешные компании. Это совместное российско-молдавское предприятие Anatex Investagro и фирма «Русский страус» из подмосковного Серпухова. Anatex Investagro первой начала заниматься на территории СНГ страусоводством в 1996 году, а «Русский страус» появился на рынке в 1999-м.

— О выращивании товарного молодняка в то время не могло быть и речи. Не было репродуктивного стада и опыта инкубации. На рынке специализированной литературы по страусоводству — «полный штиль» и вакуум в законодательстве о страусе как о сельскохозяйственной птице. Все это и предопределило направление нашей деятельности: мы занялись развитием племенного страусоводства, — рассказывает генеральный директор Anatex Investagro Андрей Воронов. Анализ экономической ситуации в СНГ и в странах Восточной Европы позволил предпринимателям очертить будущие рынки сбыта племенной птицы. Основными адресами стали Россия, Украина и Румыния. И, как утверждает Андрей Воронов, выбор оказался совершенно правильным.

Вообще говоря, в рамках «страусиного» рынка эксперты четко выделяют два сегмента. Это производство мяса, кожи и — выращивание племенной птицы, от чего напрямую зависит и рынок готовой продукции. Обе ниши, считает Андрей Воронов, не просто не заполнены, а «девственно чисты». Но по-настоящему перспективным пока можно признать выращивание племенных производителей.

По словам специалистов компании «Русский страус», коммерческий продукт в живом весе у страуса составляет около 40%, и это намного выше, чем у крупного рогатого скота, овец и даже домашней птицы. Одна самка страуса приносит до 60 яиц, из которых вылупливаются в год 40 птенцов. Птенцы набирают рыночный вес через 12–14 месяцев после рождения, дают почти 1,5 тонны мяса и 50 кв. м кожи. У страусов очень необычное мясо. Оно низкокалорийно и содержит мало холестерина. Оптимальный возраст птицы для забоя — год. При разделке одной туши общим весом около 120 кг можно получить до 40 кг мяса. А стоит килограмм его в России 400–500 рублей. Для сравнения: в Германии 14–25 евро. В США оптовая цена страусятины формируется на уровне 8–12 долларов, в Австралии 10–14 долларов, в Бельгии 12 евро. В Японии за килограмм мяса страуса платят 50–70 долларов. Розничные цены гораздо выше.

Годовое потребление страусиного мяса в России не превышает, по данным компаний-производителей, 100 тонн, и потому рынок его, включая поставки всех отечественных страусиных ферм и импорт, далек от насыщения. Потенциальный же объем только московского рынка 5 000 тонн, или, в пересчете на убойный молодняк, около 125 тысяч голов. Для выращивания такого количества товарного молодняка необходимо иметь 9–10 тысяч племенных производителей. А сегодня во всей России племенное стадо не насчитывает и 1 000 голов. Кожа страусов может использоваться в кожевенной и модной индустрии. Для широкого вывода на наш рынок таких новых продуктов с превосходными характеристиками — страусиного мяса и кожи, по мнению Андрея Воронова, необходимы время и финансовые ресурсы. Однако игра стоит свеч.

В последние два года в стране заметен рост интереса к созданию страусиных ферм, и, что самое отрадное, обеспечивает его средний бизнес, а не фермеры-одиночки. Расклад же в целом таков: фирмы, которые пять лет назад вступили на стезю страусоводства, позиционируются как племенные хозяйства. Новообразованные же фермы предпочитают товарное направление. В чем разница? Товарное производство проще племенного и в организационно-хозяйственном плане, и в сертификации. Чтобы получить статус племенной, ферма должна функционировать не менее трех лет, в жестком ветеринарном и санитарном режимах. Финансовая отдача товарной фермы происходит быстрее, и это немаловажно, учитывая рынок кредитных ресурсов, сложившийся в настоящий момент. «Всем нашим клиентам мы рекомендуем начинать страусиный бизнес именно с товарного производства, а затем, по истечении нескольких лет, окончательно определиться с направлением своей деятельности», — советует Андрей Воронов.

Спрос на птицу растет очень быстро. «Сегодня мы уже с трудом справляемся с возросшими объемами, — утверждает эксперт. — Такая ситуация не может продолжаться бесконечно, и после насыщения рынка племенным материалом поставки производителей стабилизируются на вполне конкретном уровне. Последствия не замедлят сказаться: разовьется конкуренция, снизятся цены и т. д. Пока же свобода для маневра есть».

Утром — деньги, вечером — яйца?

Разведение страусов — достаточно рентабельная отрасль. И чем больше производителей на ферме, тем дело выгодней. Общие затраты на выращивание одной птицы до убойного веса в 100 кг — около 140 евро. Они складываются из следующих статей: получение суточного молодняка — 25 евро; корм — 68 евро; прочие затраты производственного характера — 37,2 евро (40%); дополнительные — на выделку шкуры (с одной головы) — 10 евро. Плюс расходы непроизводственного характера, с которыми связан любой бизнес.

Теперь о доходах. Прибыль формируется от продажи мяса и кожи. В 2003 году оптовая цена за килограмм мяса была около 6 евро, за одну выделанную шкуру (примерно 1,3 кв. м) — 60 евро. В среднем от страуса с убойным весом в 100 кг можно получить почти 35 кг чистого мяса. Таким образом, общий доход составит 35 х 6 + 60 = 270 евро.

Прибыль до налогообложения — 130 евро, рентабельность продукции (отношение прибыли к затратам) 93%! Рентабельность продаж (отношение прибыли к доходу) — 48%. Столь высокий уровень обусловлен, по мнению Андрея Воронова, тем, что цены на продукцию страусоводства складываются не с учетом себестоимости продукции, нормального (приемлемого) уровня рентабельности и конкуренции, а на основе прямого диктата отпускных цен производителя. Страусоводство — едва ли не единственная сфера, где это пока возможно.

Без отходов

Страусоводство зародилось в Южной Африке во второй половине XIX века и вскоре стремительно распространилось по всему миру. Птиц разводили, в основном, чтобы ублажить капризный мир моды. Боа из страусовых перьев украшали плечи светских львиц и фривольные костюмы звезд «Мулен-Руж»; прелестницы на балах, кокетливо прикрываясь пышными веерами, подавали ложные сигналы своим воздыхателям: «Вы мне безразличны». Несчастные страусы могли пасть жертвами ненасытной красоты. В 1840 году из Южной Африки вывезли 1 000 кг страусовых перьев, в 1910 году — уже 370 000 кг, и, если бы страусов не стали разводить в неволе, они были бы теперь полностью истреблены. Уже в первом десятилетии ХХ века насчитывалось более миллиона птиц-великанов. В Россию африканских страусов впервые завез в конце XIX века барон Фридрих Эдвард Фальц-Фейн — в свое степное поместье Аскания-Нова в Таврической губернии. Прошло всего несколько десятилетий, и предприимчивые фермеры поняли, что птица эта — золотая. Страуса уже не только выставляли напоказ или общипывали, чтобы воткнуть раскрашенные перья в шляпки кокеток. Оказалось, что его в самом деле можно считать «коровой в перьях», как называют горделивую птицу некоторые страусоводы. И эта «корова» не болеет ни ящуром, ни коровьим бешенством, которыми перепугано сегодня все человечество. Второе рождение отрасль пережила в 80-е годы XX века. В Европе в последние 10 лет происходит настоящий страусовый бум. Народ, озабоченный своим здоровьем, стал подсчитывать потребляемые калории и холестерин, и выяснилось, что наиболее полезным, диетическим мясом является — страусиное. Птиц начали разводить на убой. Впрочем, не отступилась и мода: кожу страусов рассматривают как одну из самых роскошных и ставят в один ряд с кожей крокодила и змеи, из нее шьют сумки, кошельки, обувь. Из огромных яиц весом до полутора килограммов можно изжарить гигантскую яичницу, а скорлупу раскрасить и выгодно продать как сувенир. Перья по-прежнему украшают дам. Мистик, дадаист, архитектор, астролог, кутюрье Пако Рабанн создает одежду в том числе из флюоресцирующей кожи, страусовых перьев. «Шанель» предлагает из страусовых перьев… юбку. Уникальными терапевтическими свойствами обладает страусиный жир. Из него производят масло, которое уже тысячелетиями используется в косметических целях. Исследуются кровь, мозг, роговица глаз птицы, которые предположительно можно применять для лечения различных болезней человека. Продукция страусоводства практически — безотходна. И спрос на нее возрастает с каждым годом. Сейчас общее поголовье страусов в мире — 4 миллиона.

Источник «Бизнес-журнал» №11


  • http://solntsesolntse.ru/ Солнышко!

    Доброе время суток! Может есть у кого готовый бизнес план для разведения страусов, для детального ознакомления. Буду очень признателен!